От слёз промокшая весна

Совсем другая тишина…
Застыло утро в сожаленьи,
Тревожно вздрогнула весна
И даже птиц замолкло пенье.

Всё изменилось в один миг…
Санкт- Петербург одетый в траур,
Как будто душ прощальный крик,
Что были, но вчера не стало…

Сенная площадь — храм Христа,
Незримо поднятые крылья
И чья-то чёрная душа,
Испачканная кровью мирных…

Совсем другая тишина…
Застыло утро в сожаленьи,
От слёз промокшая весна
И птиц замолкнувшее пенье…

Ольга Бастет

В глубинах моря и души

Как спокойно море в своих глубинах, в любой шторм и непогоду -так вечно и неизменно сияет свет любви в глубинах человеческой души. Все остальное — накипь на поверхности, эмоции и страсти жизни. И мы всегда можем вернуться к этому неизменному и все принимающему истоку, который мы сами окружили и скрыли от себя житейскими штормами…

И райским, белым дуновеньем
Омоется твоя душа,
Любви святой прикосновеньем
Проникнет в мир твой, неспеша,

Наполнит светом дни и ночи,
Отрадой сердце напоит…
Вернись к себе, когда захочешь,
В глубины дверцу отвори…

Ольга Бастет

Уже проталины

Уже проталины и вешний
Исток реки посеребрил
Холодных вьюг седые песни,
Сменив на мартовский мотив.

Уже природа встрепенулась
И скинув белизну снегов
От зимних снов своих очнулась,
Заслышав звук весны шагов.

Уже весёлые капели
Поймали тёплый солнца луч
И птицы радостно запели
Спустившись стайкой из-за туч.

И оттепелью ожиданье
На сердце радугой легло:
Холодным вьюгам до свиданья,
Как на душе тепло, светло…

Ольга Бастет

Весны поцелуй

Хокку

Солнечный зайчик,
Веснушкой, упал на лицо.
Весны поцелуй.

Ольга Бастет

Оранжевый шарик

Это был замечательный, один из первых мартовских дней. За окном сияло солнце и освещало маленькую детскую комнату, всю заполненную разноцветными шариками. Для маленькой девочки это был настоящий праздник — столько воздушных шариков, что не помещались в её комнатке. Красные, синие, зелёные, жёлтые… но один шарик был совершенно необыкновенный. Она заметила его сразу, этот густой оранжевый цвет… больше таких шариков в комнате не было. Маленькие ручки потянулись и обняли его: ты мой, самый любимый, самый красивый на свете шарик, я буду тебя любить и беречь — шептала она, прижимая его к груди и легонько прикасаясь губами…
Ведь дети не различают живое или не живое, они одухотворяют и наделяют любимые предметы сердцем и душой, и по-настоящему любят их, искренне и преданно. И девочке было не важно, что внутри только воздух, а оболочка воздушного шарика настолько тонка, что не может быть вечной, она этого просто не понимала.
Увлечённые своими делами взрослые были довольны, что заняли ребёнка и могут отдохнуть. Они, словно в другой, в своей взрослой и непонятной для девочки жизни, мелькали, где-то там, за её, полным любви к шарику, миром, застывшем в одном мгновении…
Но вдруг, жаркий огонёк чьей-то сигареты, случайно коснулся шарика, раздался хлопок и в руках, только что счастливого ребёнка, остались лишь оранжевые, тонкие тряпочки… Она не сразу поняла, что навсегда потеряла любимого друга, но скоро крупные слёзы непоправимого горя хлынули из её глаз. И напрасно взрослые предлагали ей все другие шарики, которых было очень много в её детской комнате и, пришлёпнув, отправили спать этого капризного ребёнка. Они уже не могли понять, что это была её самая первая потеря, по-настоящему, любимого существа…

Ольга Бастет